Живое о Живом (omiliya) wrote,
Живое о Живом
omiliya

Categories:

Выставка забинтованных картин

Он сидел на входе, нервно поглядывая на чёрные тучи, готовые низринуться дождём. В галерее никого не было, и ему, наверное, хотелось уйти домой пораньше, чтобы не промокнуть в дороге. Он был не очень приветлив, когда я протянул купюру, равную стоимости билета.
- Ливень скоро обрушится, чтобы смыть всех к ядрёной фене. В небо глядели?
Я не сразу нашёлся что ответить, в итоге промолчал. Взял свой билет и направился в залы.
- Что это с ними? - воскликнул я в недоумении, едва вошёл. Картины, которые висели на привычных местах, были забинтованы.
Старик приковылял на мой вопль и спокойно выплюнул одно слово:
- Заболели.
- Картины?
- А вы что думали? Это же сложная многоуровневая живопись. А они приходят и ничего не видят. Они своими незрячими глазами калечат шедевры.
- Люди что ли?
- Они, кто ж ещё?
- Как это?
- А вы что — неместный?
- Я бывал здесь не раз, и в галерее — тоже. Люблю работы здешних мастеров...
- Так вы неместный, как же я вам объясню? Это надо наблюдать изо дня в день. Одно и то же изо дня в день. Картины теряют объём и глубину, которых не видят посетители. Они становятся плоскими...
- А зачем бинты?
- Картины под бинтами восстанавливаются.
- Сами?
- Да, а что? Их никто не уродует глазами, вот они и восстанавливаются.
- А не проще ли было просто снять картины и унести в подсобку?
- Ох, ну совсем неместный человек... Там же их никто не увидит!
- Так разве не этого вы добиваетесь бинтами?
- Не совсем. В галерею приходят разные люди. Вот такие как вы, например, помогают картинам восстановиться. Вы же хотите снять бинты?
- Да, я соскучился по некоторым полотнам и желал бы их видеть снова.
- Вот!
- Что «вот»?
- Вот это тоже важно. Хотите, я для вас обнажу ваши любимые....
- Нет! Не стоит.., — испугался я и ощутил что-то схожее, как если бы мне предложили обнажить по моему желанию понравившуюся женщину. Краска залила моё и без того неестественное лицо, я видел себя изнутри и стыдился, ибо чувствовал, что картины тоже это видят.
Старик-билетёр прищурился и посмотрел на меня с хитрецой, погрозил пальцем как мальчишке-шалуну.
- Надолго всё это? — спросил я.
- По-разному бывает. Иногда бинты приходится держать годами. Есть одна картина, которая забинтована уже лет десять.
- Ого! Может надо ей помочь?
- Когда картина полностью восстанавливается, она сама сбрасывает бинты.
- А что может мешать восстановлению или, наоборот, помогать?
- Её наверное уже никто не помнит.
- Память?
- Да. Нужны люди, которым она нужна.
- А если таких не найдётся?
- Знаете, вы задаёте слишком много вопросов... Спросите лучше у художников, они вам расскажут.
- Я сам художник.
- Ну, что же вы спрашиваете у билетёра о том, что сами должны знать?
- Я — нездешний.
- Ах, да — чужой и бестолковый... Знаете ли вы как пишутся картины? Знаете ли кто их пишет?
- Художники.
- Вы уверены?
- Ну, до сих пор был уверен. У вас как-то иначе происходит?
- Картины пишут люди — своими мозгами, а то, что видят их глаза запечатлевают художники. Художники показывают людям мир, который фрагментарно видят их глаза, но художник создаёт целостный образ. Верно?
- Вы тоже художник?
Старик впервые посмотрел на меня всерьёз, прицеливаясь в душу.
- В прошлом — да, я был художником, пока не заболел. Вот так же как эти картины...
- На вас некому было поглядеть?
- Я рисовал тайно.
- Понимаю.
- Нет, не понимаете. Пойдёмте, я вам покажу...
И он направился к одной из картин, снял её со стены и засунул руку вглубь небольшой ниши, которую прикрывала картина. Он долго копошился внутри, засунув руку по локоть и наощупь пытаясь обнаружить искомый предмет. Наконец достал крохотную коробочку, открыл её и сел прямо на пол в задумчивости.
Я подошёл и увидел, что он рассматривает краски.
- Ваши?
- Да. Здесь когда-то умещалось более сотни цветов и оттенков...
- В такой маленькой коробке?
- Неместный, сразу видно, что неместный. Вы там все такие несообразительные? Размер зависит от того, в чьих руках она находится.
И он передал краски в мои руки. На удивление, коробка вмиг увеличилась раз в пять.
- А ты не очень-то даровит, я вижу, — сказал старик, забирая своё сокровище и возвращая его на прежнее место.
- Я что-то запутался, — пробормотал я. — Кто кого создаёт: художник — мир или мир — художника?
- Я бы тебе ответил, если бы ты мог услышать. Но ты не видишь и не слышишь. Ты — неместный, потому лучше поспеши домой, пока ливень не смыл тебя в какую-нибудь потерянную канаву.
Tags: моё
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments