August 6th, 2008

Мавка

Русские на Украине - государствообразующий народ

Очередной виток русофобии нагнетается на Украине. В первую очередь активность проявляют силы, подконтрольными президенту Украины. Служба безопасности Украины снова составляет черные списки "врагов" и "персон нон-грата" - в числе которых влиятельнейшие российские политики Константин Затулин, Юрий Лужков.

Им снова запрещено посещать Украину - причем, как говорят, запрет касается не столько посещения Киева, сколько визитов в "неблагонадежные" регионы Украины - Донбасс, Крым, Одессу.

Кого там назначают Киевским Папой?

Недавно украинская политическая охранка устроила в Киеве слежку за журналистом аналитической программы "Постфактум" российского телеканала ТВЦ (близкого к мэру Москвы Юрию Лужкову, главный редактор программы "Постфактум" Алексей Пушков недавно давал интервью нашей газете) и конфисковала у него видеокассеты с сюжетами о том, как официальный Киев раскалывает единую Православную Церковь, создавая карманный "незалежный патриархат".

Любопытно, что католиков "оранжевые" поводыри почему-то не трогают, не раскалывают, не создают на Украине незалежный "украинский Ватикан" с Папой Киевским во главе. А вот единое Православие президенту Украины Виктору Ющенко очень уж мешает в розбудове чего-то там величественного и монументального.

Недавно выяснилось, что на Украине возродились совсем уж маразматические методы борьбы с инакомыслием - "глушение" радиостанций, которые придерживаются иной, чем у официального Киева, точки зрения. Только сейчас в связи с расцветом "демократии по-вашингтонски" спецслужбы глушат радиостанцию "Голос России".

 

Collapse )
Мавка

Протоиерей Иоанн Ли о Митрополите Антонии Сурожском

Отец Иоанн Ли был долгое время личным шофером владыки, а в последние годы его духовником и доверенным лицом. Он прошел Вьетнам, а потом работал врачом в лондонском госпитале. Ниже опубликованы его воспоминания о последних днях митрополита Сурожского Антония.

"Как я уже говорил, у каждого из нас были свои, особенные отношения с владыкой Антонием. Тот факт, что сам он был в первую очередь человеком для доверительной беседы, порой создавал административные трудности, но мне кажется, что дух уважения, с которым он относился к каждому человеку, распространялся по всей епархии. Наше духовенство всегда было братством. Неприступность, чувство собственного значения вовсе нам не свойственны — это совершенно определенно Антониева печать на нас. Многие из нас, особенно лондонцы, слышали от разных людей одну и ту же историю. Человек звонит в дверь и просит позволения посмотреть собор, а потом рассказывает: «Нас провел по храму старый привратник». Этим «старым привратником» оказывался митрополит Антоний!

Существенно и то, что Владыка не требовал какого-либо комфорта: он легко терпел жару, холод, голод, усталость; ничего этого он не замечал. Я не помню, чтобы он купил хоть что-нибудь ради удовольствия или просто удобства. И еще: каждый год на Рождество мы готовили Владыке подарки, но он их немедленно передаривал, и мы перестали это делать. Я думаю, многие с этим сталкивались: Владыка все раздавал. За эти 25 лет, однако, множество раз мне случалось говорить ему об остро нуждающихся людях, он ни разу не отказался помочь и как-то находил нужные деньги, иногда весьма значительные.

Осталось сказать несколько слов о последних днях Владыки. Думаю, я вправе поделиться этими воспоминаниями.

 

Collapse )